Svetlana Kasyan official website Svetlana Kasyan official website

Концерт вне времени

18 ноября, 2020

В Третьяковской галерее снова звучит классическая музыка. Проект музея так и называется — Т-фестиваль. Он проходит в третий раз, под художественным руководством композитора и пианиста Игоря Райхельсона.

Камерные музыкальные вечера организованы в зале Врубеля. По словам директора галереи Земфиры Трегуловой, тут совершенно особая атмосфера, особый характер взаимоотношений слушателей (они же – зрители живописных полотен) и музыкантов.

Так и есть. Мероприятие в закрытом музее одновременно художественное, образовательное и светское. В афише фестиваля – концерт Михаила Плетнева, вечер Айгуль Ахметшиной и Павла Милюкова, и не все еще объявлено, готовятся сюрпризы.

Первым концертом фестиваля стало выступление оркестра «Questa Musica» и дирижера Филиппа Чижевского, при участии певицы Светланы Касьян. Нетривиальная программа включала Двенадцатую симфонию Гайдна, Базельский концерт Стравинского и цикл песен Лучано Берио.

Трехчастная, без менуэта, мажорная симфония, сочиненная по типу «быстро-медленно-быстро», написана в 1763 году, и это осознанный выбор Чижевского – предпочесть опус молодого композитора более известным поздним симфониям.

Камерный Гайдн (два гобоя, фагот, две валторны и струнные) был сыгран с учетом всех деталей в allegro, andante (со сменой тональности в минор) и presto, с разыгрыванием разного рода нетипичных акцентов, «отклонений и неожиданностей», когда своеобразие рассмотрено как источник того или иного музыкального настроения.

Но развлекательный дивертисмент, как называли ранние симфонии Гайдна, не всегда развлекает. Меланхолия и задумчивость второй части у Чижевского были почти трагичны, бойкая третья часть, как и задумывалось автором, вернула положительные эмоции.

Базельский концерт, написанный Стравинским по швейцарскому заказу после Второй мировой войны, стал у Чижевского одновременно оппозицией и продолжением настроения, заданного Гайдном. Там – расчет, скрытый за изящным блеском, тут – блеск, замаскированный под расчет. Там – открытая душевная теплота во всех ее нюансах, сменившаяся у Стравинского отчетливо-холодным, «металлическим» отзвуком, апеллирующим к отстраненной «универсальности».

Оркестр преподнес Концерт как поединок нарочито банального (2-я часть), на почти назойливом «качании» скрипок, с последующей фатальностью лихорадочно-повторяемых, коротких и резких штрихов. Вспоминались саундтреки ко многим фильмам: кто только не черпал вдохновение в Базельском концерте…

Вокальный цикл Берио «Folk Songs» (11 песен для камерного оркестра и меццо-сопрано) -большая редкость в наших широтах. Американские, итальянские, французские, кавказские, многие языки и разные манеры – это попурри-аранжировку Берио сложил к ногам своей жены, уникальной певицы Кети Берберян.

На московском концерте цикл спела Светлана Касьян, и ей удалось передать веселость и печаль, чувственность и драму, написанные для меццо-регистров. А также «техническую» изобретательность композитора, поставившего интересные задачи перед флейтой и альтом, которые соперничают с изысками голоса. Ведь Берио имел в своем распоряжении такую певицу, у которой вечности любовных переживаний становились откровениями.

После концерта Филипп Чижевский рассказал о выборе программы, логистике концерта и своих отношениях с музыкальным временем.

— Кажется, оркестр играл с особым воодушевлением.

— Я думаю, все стали гораздо больше ценить и концерты, и репетиции к ним, чем до пандемии. Каждый звук, сыгранный на инструменте, – маленькое чудо. Репетиция и концерт офлайн – событие.

— Как вы оказались участником этого проекта?

— Сделать концерт на Т- Фестивале нам предложили наши друзья из агентства Moscow nights. Камерная музыка – большая часть репертуара нашего коллектива. Плюс – это замечательная возможность исполнить что-то новое.

— Ранние симфонии Гайдна сравнительно редко играют по сравнению с поздними. Что вас привлекло в этой музыке?

— От симфоний Гайдна веет свежестью! Помню, как-то спросил у Софьи Губайдулиной, с каким композитором её музыка сочеталась бы лучше всего в одной программе. И она, не задумываясь, ответила: «С Хайдном». Действительно, его музыка прекрасно сочетается практически с любой эпохой и стилистическим направлением.

Ещё люблю трёхчастный цикл в симфониях. Ну и почему бы не показать абсолютно гениальную и незаезженную музыку аудитории?

— А Базельский концерт?

— Как известно, Базельский концерт Стравинский написал в Голливуде, там масса различных отсылок к популярной музыке Америки. Но в основе жёсткая классическая конструкция. Неоклассицизм Стравинского колкий, контрастный, ироничный, эстетский. Обожаю!

— После «сухого» Стравинского – южные эмоции Берио….

— Берио с потрясающим чувством стиля и красок звука жонглирует всевозможными микстами тембров. Итальянцы вообще «ушастые» товарищи (вспомним Шаррино с его потрясающей транскрипцией музыки Джезуальдо «Le Voci Sottovetro”).

Цикл «Folk songs” в высшей степени изысканный! Как элегантно Берио обращается с натуральным фолком, облачая его в невероятные одежды. Слушается предельно легко, несмотря на дикую сложность всех партий.

— В «Песнях» Берио есть армянская и азербайджанская песни. Вам важно было сейчас, что они прозвучат почти что рядом?

— Программа была сформирована задолго до этих ужасных событий. Но, действительно, музыка способна на многое, в т.ч. и на примирение народов.

— Еcли изучить логистику концерта, мне кажется, что путь был от душевно- рационального к чисто рациональному – и возвращение обратно на новом уровне.

— В программе все произведения эстетские. Здесь можно проследить линию от авторской симфонической музыки к народной через трансформацию в Стравинском. Но ведь любая «серьёзная» музыка вышла из народной, поэтому мы можем говорить о некоей цикличности. Если честно, для меня это вторично. Главное – совместимость.

– Вы недавно сказали: “По-настоящему играть старую музыку можно только тогда, когда ты в курсе, что происходит сейчас. Мы должны помнить о том, что всё когда-то было ново и впервые”.

— В старых партитурах довольно мало информации. Темп, динамика, украшения, количество музыкантов в группе континуо и т.д. зачастую не указывались. Потому что и так все всё знали. Практически вся музыка танцевальна, вопрос «скорости» исполнения не стоял, – все знали эти танцы умели танцевать, но градации всё же есть. Громче-тише, длина ноты, сделать трель или нет – это напрямую связано со стилевой принадлежностью пьесы и со вкусом исполнителя.

Кстати, к более поздней музыке это тоже относится. Оркестровый баланс, соотношения темпов, динамика повторов, другие нюансы интерпретации… Всё это нужно продумывать, с учетом специфики конкретной вещи, знанием стиля и традиций конечно, но не допуская музейности и нафталина. С ощущением свежести и свободы.

Я вообще убежден, что в искусстве нет времени. Вся музыка современна, будь она написана десять веков назад или сегодня.

— Если времени нет, нужно ли стремиться к «аутентизму»?

— Стремиться нужно к качеству в первую очередь. Низкий строй, жильные струны и другие атрибуты аутентичного исполнительства – не самоцель. Я всё это очень люблю, но отношусь спокойно. Очень хочу исполнить «Весну священную» Стравинского на исторических, т.е. инструментах начала двадцатого века.

Майя Крылова