Svetlana Kasyan official website Svetlana Kasyan official website

Российская Тоска в Римской опере. Интервью со Светланой Касьян

17 ноября, 2020

В Римской опере российская певица Светлана Касьян исполнила знаменитую партию Тоски в одноименной опере Пуччини.

Как известно, у этого спектакля – невероятная судьба. Всё началось с того, что французский драматург Викторьен Сарду был настолько поражен представленной ему музыкой Пуччини (композитор исполнил несколько отрывков из своих опер), что разрешил использовать для либретто сюжет своей драмы, которую он написал специально для Сары Бернар.

На премьере, которая состоялась 14 января 1900 года, именно здесь, в Римской опере, случился страшный переполох из-за якобы заложенной бомбы: в переполненный зал ворвалась полиция.

После начала спектакля опоздавшие протестовали, требуя начать представление заново, – таков был обычай в итальянских оперных театрах. И это далеко не последний факт в истории легендарной оперы.

Великая Вишневская, не раз исполнившая бессмертный оперный шедевр, в своей книге “Галина” пишет о переделке классических опер в советское время. Среди них она называет и оперу “Тоска”, где главная героиня Пуччини, “схватив красное знамя, идет на баррикады умирать за светлые идеи коммунизма”, а опера получает новое название – “Борьба за коммуну”.

По сюжету действие оперы разворачивается в конце XIX века, в Риме: в Церкви Сант Андреа делла Валле и Палаццо Фарнезе, – реальных местах, в которых можно побывать и сегодня. Декорации спектакля 1900 года сделаны с удивительной точностью, а для создания особого настроения в определенных сценах Пуччини смог добиться подлинного звучания колоколов собора Святого Петра.

Современная “Тоска” в Римской опере знаменательна бережным сохранением первоначальной постановки, начиная от декораций, и, кончая каждой ленточкой на костюмах героев. Общий колорит, цветовое решение спектакля – яркое, насыщенное; богато разнообразными оттенками красного и золотого. Огромна роль – световых решений мизансцен.

Фантастически слаженный оркестр (дирижер – испанец Жорди Бернасе) буквально подхватывает каждую сцену, а в драматических моментах становится чуть ли неглавным участником действия. Голоса в спектакле подобраны – сильные, тембральные: Марио Каварадосси – Джорджо Берруджи – предельно эмоционален; Скарпиа – Геворг Акопян – зловеще сдержан; Флория Тоска – красивая, чувственная, темпераментная. Всё – в лучших традициях одной из самых драматических опер в истории.

Своими впечатлениями от участия в грандиозной постановке поделилась исполнительница заглавной партии – Светлана Касьян.

— Светлана, говорят, если спеть репертуар belcanto, то потом можно петь всё. Это правда?

– Всё очень индивидуально. Кто-то всю жизнь поёт Моцарта, а кто-то – Вагнера и прекрасно себя чувствует. Зависит от многих причин, от краски, от тембра голоса, от физических возможностей и даже от внешних данных.

Мой голос имеет большой диапазон; поначалу меня и в меццо хотели повести!.. Сейчас директора определяют мой голос как сопрано – spinto-drammatico. Это темный голос, с “металлом” и полным диапазоном – от ре малой октавы до соль третьей.

— Когда учились в консерватории, где представляли себя на сцене: в России или за рубежом?

– Сразу мечтала о международной карьере, изначально хотела выступать не только в России, но и за её пределами.

— Над чем сейчас в большей степени работаете? Над техникой, над актерским мастерством, сценическим движением или итальянским языком?

– Выступаю в Италии уже более шести лет. Итальянцы говорят, что с пением на языке оригинала я справляюсь. Учеба в Большом театре и занятия с педагогами – тоже дали свои результаты.

Оттачивание мастерства – это работа всей жизни. Увидев или услышав талантливое сочинение, никогда не поверю, что над ним мало работали или не работали вообще. Это колоссальный труд!

— Премьера… Вы стоите перед выходом на сцену. Сильнейшее напряжение, которые вы испытываете, это предел экстрима в вашей профессии?

– Экстремальные ситуации бывают довольно часто. Однажды пришлось учить сложнейшую партию всего за два дня. Были тяжелые перелеты (с несколькими пересадками), а потом сразу – выступление. Да и организм как-то давал сбой, а петь надо, премьеру не отменишь…

— А бывало так, что на какой-то из ваших премьер происходили непредвиденные вещи?

– Конечно! Иногда – просто мелочи, например, в мизансцене, вдруг отсутствует нужный реквизит, и ты должна всё это как-то обыграть сама. А бывали случаи и посерьезнее. Мой партнер по спектаклю, очень известный баритон (не буду называть его имя) не смог петь после первого акта.

— Что же, пришлось прямо во время премьеры “спеться” с новым партнером?

– Да, была замена. Эмоционально это очень сложно выдержать, но Господь Бог мне помог, все прошло очень хорошо. Премьера состоялась.

— Перевоплощаетесь в Тоску или надеваете маску, а под ней остаётесь сама собой?

– Тоска – действительно моя героиня: эмоциональная, страстная, горячая, взбалмошная, где-то – даже сумасшедшая, безумно ревнивая. Очень гармонично ощущаю себя в этом образе, даже волосы специально не отрезаю, чтобы это был не парик, а настоящая прическа, ведь у моей героини были темные длинные волосы…

— Что больше всего запомнилось в момент подготовки к премьере?

– Накануне спектакля у меня состоялась частная аудиенция с Папой Римским. Это необыкновенное событие в моей жизни происходит уже второй раз. Непередаваемые эмоции! Благословив мой голос перед выступлением, Папа сказал напутственные слова, с какой-то невероятной теплотой и светом. Удивительная встреча…

— Что самое яркое было в детстве, связанное с музыкой?

– В тот момент, когда я себя начала осознавать (наверное, мне было года четыре), мама исполняла “Времена года” Чайковского, и вдруг я, маленькая девочка (до сих пор это помню!), поняла, что жить без этой музыки не смогу. Ещё отчетливо запомнилось, когда меня в возрасте семи лет назначили солисткой детского хора (мы тогда жили в Грузии), и я исполняла очень красивую песню “Тбилисо”, – это тоже одно из сильнейших детских музыкальных впечатлений.

— Вы смогли бы прожить без музыки хотя бы один день?

– Есть дни, когда слушаешь тишину… Такие моменты в жизни мне просто необходимы. Пение птиц, шелест листьев, капли дождя, шум морского прибоя… Ведь из всего этого и рождается она – музыка, а для творческого человека – природа – это то, откуда он черпает вдохновение, силы и энергию.

У меня абсолютный слух и звуки природы часто пытаюсь соотнести с музыкальными, – какой нотой звенит падающая капля или в какой тональности звучит весенняя гроза…

— Что скажете об Италии? Как влияет климат на ваше самочувствие, голос?

– Климат прекрасный, конечно же, Италия создана для певцов! Рим – фантастический город, но уж слишком много людей, огромное количество туристов. Обожаю другой итальянский город – Турин, это место, где можно, несмотря на работу, найти уединенные уголки, как говорят итальянцы “анголо” тишины и покоя…

— Что в творческих планах?

– Готовлю премьеры опер в Италии и России. Это такие потрясающие роли: в Неаполе буду петь “Сестру Анджелику” и “Плащ” Пуччини. В Москве исполню партию Земфиры в одной из красивейших русских опер “Алеко” Рахманинова. Приглашаю всех на премьеру 7 ноября в Российский академический молодежный театр.

Татьяна Эсаулова, Ревизор